Наш первый серийный пистолет-пулемет

6 января 1940 года постановлением Комитета обороны ППД был принят на вооружение Красной армии.

27 октября 1925 года Комиссия по вооружению Красной армии отметила: «…считать необходимым младший и средний комсостав перевооружить автоматическим пистолетом-пулеметом, оставив Наган на вооружении старшего и высшего командного состава».

Минуло совсем немного времени, и уже в 1927 году Ф. В. Токарев представил свой образец пистолета-пулемета — так называемый легкий карабин. Однако он был выполнен под наиболее доступный тогда 7,62-мм револьверный патрон «наган», плохо подходивший для автоматического оружия.

В целом результаты испытаний первых отечественных пистолетов-пулеметов оказались неудовлетворительными. Среди причин неудач называли несоответствие между мощностью пистолетного патрона, высоким темпом стрельбы и слишком ограниченным весом образцов, что не позволяло достичь приемлемой кучности стрельбы.

При этом к пистолетам-пулеметам по-прежнему относились неоднозначно. Например, на пленуме Научно-технического комитета Артиллерийского управления 14 декабря 1930 года подчеркивалось: «Пистолеты-пулеметы применяются в настоящее время главным образом в полиции и войсках внутренней охраны. Для боевых целей немцами и американцами они не признаются достаточно совершенными». Такое мнение утвердилось вследствие того, что в веймарской Германии пистолетами-пулеметами МР.18 и МР.28 снабдили полицейские подразделения. А американский пистолет-пулемет Томпсона, который хоть и создавался как армейское оружие, «прославился» в основном в ходе гангстерских налетов и разборок, а также операций блюстителей закона и правопорядка.

В 1932-1933 годах полигонные испытания проходили 14 образцов 7,62-мм пистолетов-пулеметов, представленных в том числе Ф. В. Токаревым, В. А. Дегтяревым, С. А. Коровиным, С. А. Прилуцким, И. Н. Колесниковым. Наиболее удачными были признаны «детища» Дегтярева и Токарева. Артиллерийское управление в январе 1934 года отметило дегтяревский пистолет-пулемет как лучший по боевым и эксплуатационным качествам. Он не обладал высоким темпом стрельбы, зато выделялся большей кучностью и технологичностью.

9 июня 1935 года приказом наркома обороны СССР на вооружение Красной армии принимается «7,62-мм пистолет-пулемет Дегтярева обр. 1934 г. (ППД-34)». Прежде всего им намеревались снабдить командный состав РККА.

Если за 1937 и 1938 годы выпустили 3 085 000 магазинных винтовок (без учета снайперских), то ППД — 4106. Это позволяет судить о месте, которое отводили пистолету-пулемету в системе вооружения РККА.

Попутно продолжалась доработка ППД, и уже в 1939 году Артиллерийский комитет Артиллерийского управления утвердил подготовленные заводом № 2 изменения в чертежах пистолета-пулемета. Оружие получило обозначение «пистолет-пулемет обр.1934/38 г.». Тогда же Артиллерийский комитет указал, что «необходимо ввести его на вооружение отдельных категорий бойцов РККА, пограничной охраны НКВД, пулеметных и орудийных расчетов, некоторых специалистов, авиадесантов, водителей машин и т. д.». Тому были основания. В ходе войны 1932-1935 годов между Боливией и Парагваем впервые довольно широко применялись пистолеты-пулеметы различных систем, причем не без успеха. Использовались они и в гражданской войне в Испании (1936-1939). Вскоре неприятное знакомство с финским «Суоми» m/1931 довелось пережить бойцам Красной армии. Это произошло в период трехмесячной «незнаменитой» кампании 1939-1940 годов.

Однако именно в 1939-м судьба ППД оказалась под вопросом. По инициативе Наркомата обороны обсуждался вопрос о прекращении выпуска пистолетов-пулеметов. А за девять месяцев до начала Советско-финляндской войны они были изъяты из частей РККА и переданы на складское хранение и в погранвойска НКВД. Нередко это пытаются объяснить «самодурством» начальника Артиллерийского управления, первого заместителя наркома обороны Г. И. Кулика. Но вместе с тем нельзя не обратить внимания на отчет о производстве автоматического стрелкового оружия на предприятиях Наркомата вооружения за 1939 год.

В этом документе говорилось, что изготовление ППД следует «прекратить вплоть до устранения отмеченных недостатков и упрощения конструкции». И предлагалось: «…разработку нового типа автоматического оружия под пистолетный патрон продолжить для возможной замены устаревшей конструкции ППД».

Успешное применение противником в боях «Суоми» заставило срочно вернуть в подразделения Красной армии ППД. С фронта приходили требования оснастить пистолетами-пулеметами по образцу финнов «хотя бы одно отделение на роту». Имевшиеся ППД срочно перебросили частям в Карелии, а в конце декабря 1939-го — через месяц после начала войны — по указанию Главного военного совета развернулось массовое производство пистолетов-пулеметов Дегтярева.

6 января 1940 года постановлением Комитета обороны усовершенствованный ППД был принят на вооружение Красной армии.

ППД, как и «Суоми», снабдили барабанным магазином. Впрочем, Дегтярев предлагал более простой выход — увеличение емкости коробчатого магазина до 30 патронов и упрощение его смены. Хотя этот вариант, требовавший значительно меньших затрат, поддержало руководство Наркомата вооружения, решено было комплектовать ППД именно барабанными магазинами («дисками»).

И. А. Комарицкий, Е. В. Чернко, В. И. Шелков и В. А. Дегтярев сконструировали барабанный магазин практически за неделю. Его дополнили горловиной, вставлявшейся в направляющую обойму ППД. В результате удалось обойтись без переделок пистолета-пулемета. Вдобавок благодаря этому емкость магазина составила 73 патрона — на два больше, чем у финского прототипа. Так появилась третья модификация ППД, сохранившая обозначение «пистолет-пулемет обр. 1934/38 г.». Пистолет-пулемет получил еще и предохранитель мушки.

С 22 января 1940 года все цехи и отделы, занятые производством ППД, перевели на трехсменную работу. Резкое увеличение выпуска пистолета-пулемета не могло пройти без проблем. По свидетельству Б. Л. Ванникова, «готовые автоматы неоднократно возвращались с отстрела на исправление. Были дни, когда на исправлении работало людей больше, чем на сборке». Но постепенно производство входило в нормальный ритм, и войска стали получать больше ППД. Правда, пистолет-пулемет, рассчитанный на технологическое оборудование заводов начала 30-х годов, был дороговат. О его стоимости можно судить по таким цифрам — один ППД с комплектом ЗИП, как и автоматическая винтовка Симонова, обходился госбюджету в 900 рублей (в ценах 1939 года), а ручной пулемет ДП с ЗИП — 1150 рублей.

Массовое появление пистолетов-пулеметов в войсках в конце Советско-финляндской войны и принятие на вооружение в 1940 году ППД-40 с магазином на 71 патрон способствовали рождению легенды о том, что Дегтярев скопировал свою разработку с «Суоми» системы А. Лахти. Между тем достаточно просто провести неполную разборку двух этих образцов, относившихся к одному поколению пистолетов-пулеметов, чтобы увидеть, что родство между ППД и «Суоми» весьма дальнее. А вот барабанный магазин первый действительно получил от второго, хоть и с переделками.

#МузейМемориалВойны #75летПобеды